Раньше Великого Карфагена, раньше Эллады и цивилизации Древней Индии на земле существовало тринадцать великих кланов киндрэт, которых позже люди стали называть вампирами. Они сражались друг с другом за власть над миром и людьми, за богатства, за тайные знания... Эта война длилась веками, и она идет до сих пор.

Киндрэт. Ночная столица

Объявление

Администрация:

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

ВСЕ ВНИМАТЕЛЬНО ЧИТАЕМ ОБЪЯВЛЕНИЯ АДМИНИСТРАЦИИ И СЮЖЕТ!

ВРЕМЯ В ИГРЕ - ЗИМА 2019-2020


Загадочная смерть Фелиции Александрийской и ее верного мажордома всколыхнула мир кровных братьев. Кто мог так легко и тайно убить одну из древнейших киндрэт? Кем станешь ты в Ночной Столице? Начни свою историю здесь и сейчас.
Добро пожаловать на ролевой проект "Киндрэт. Ночная Столица" по мотивам книг Алексея Пехова, Елены Бычковой и Натальи Турчаниновой!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Киндрэт. Ночная столица » Кровная эра. Альтернатива 2.0 » 3303 год House of a 1000 Corpses


3303 год House of a 1000 Corpses

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Дата и время: 3303 год, 103 год Кровной Эры
Погода: На поверхности адская жара, +42, сухой ветер
Место: Пустошь, подземное жилище Ганнибала
Участники: Беделия Фэриартос, Ганнибал Асиман
Краткое описание: Кто бы мог подумать, что кто-то из асиман может разбираться в искусстве, быть отличным и приятным собеседником, радушным хозяином? Катастрофа пресекла и без того редкие встречи. Мир, изменившийся в одночасье, стал наконец-то стабилен. Воспользовавшись помощью Мастера Беделия смогла снова связаться с асиманом. Обоюдное облегчение и желание встретиться после тысячи с лишним лет без встреч затапливало, раскочегаривало интерес. Насколько они изменились? И смогут ли снова, как в старые добрые времена, рассуждать о поэзии и живописи за ужином?

The devil's laughing
In your face
Give me another taste, yeah


Свернутый текст

https://www.youtube.com/watch?v=p1JltHZSWEk
https://www.youtube.com/watch?v=z-slHm523D0

+1

2

[NIC]Беделия Фэриартос[/NIC]
[STA]Латентная жертва[/STA]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/bedeliyaava.1537620356.jpg[/AVA]
Приятно услышать, что старый друг, если асиман может быть другом для фэри, пережил эти неспокойные для всех времена. Мир изменился, всё, что они знали раньше кануло в Лету, киндрэт разлетелись по всему миру, каждый занимал свой континент. Больше они не утились в одном месте и частота встреч от этого пострадала очень сильно.
Беделия  скучала по долгим беседам за бокалом крови с вином. Однажды встретившись в Венеции асиман и фэри несколько раз сталкивались по жизни, успев проникнуться друг к другу ненавязчивой симпатией. Ганнибал был вежлив, начитан, отлично разбирался в живописи. Как оказалось, даже Знающим не чужда любовь к прекрасному, тонкий налет эстетизма. Он был магом 8 ступени Дуата, отлично разбирался в биохимии и пару раз, на одном из ужинов показал Беделии свои анатомические рисунки. Пусть всем уже давно было известно, как устроено человеческое тело, но для мужчины был увлекателен сам процесс познания. К тому же, рисование всегда благоприятно помогало ему коротать время, прочищать голову и структурировать мысли. Успокаивало, не давая уподобиться родственникам, отличающимся вопиющей грубостью, порой невежеством и скотским отношением ко всему и всем. Впрочем, сам Ганнибал питал к людям и другим кровным ничуть не больше симпатии, просто не распространялся об этом и посему имел безупречную репутацию. С ним было приятно поговорить, не было причин бояться, пока он сам не давал для этого повод.
Францеско, её мастер, не стал запрещать ученице покидать Авалон. Фэриартос свободно путешествовали по миру, контактировали с другими кланами, где-то помогали или предлагали свои услуги. Сама Беделия была живописцем. Помогала Францеско с устройством их общего дома в Авалоне. Пока что большего влияния на реальность она не оказывала, но постепенно шла к своей цели, выбрав несколько иное направление. "Штопать дыры" как Свободные было не тем, чем бы ей хотелось заниматься. Беделия работала над нитями судьбы,  с помощью своих полотен помогая, защищая и отводя беды от других киндрэт. От своих близких, от тех, кому требовались её услуги. Многие, как ни странно, были готовы сотрудничать и платить за подстраховку в будущем, предупреждения об опасности и снижение их урона.
Беделия заняла место в салоне дирижабля. Задумчиво наблюдала в окно за мелькающими облаками, остающимся позади родным Авалоном. В Африке ей не доводилось бывать даже раньше, не говоря уже о нынешней Пустоши. 
Несколько часов в пути и вот, она спускается по трапу, проходит к занесенному песком зданию аэропорта. Темнокожий метис встречает её у стола регистрации.
- Беделия?
- Да.
- Пойдемте со мной, мне велено встретить и доставить Вас к Мастеру, - мужчина взял у неё небольшой чемодан и кивнул следовать за собой. Еще час фэри провела в специально оборудованном джипе, разгоняя горячий воздух и песок. Скудный вид за стеклом не менялся совершенно, лишь раз в пять километров появлялся суховатый объеденный варанами кактус, и тот чах под палящим солнцем.
Остановившись у небольшого здания Халиф загнал джип в гараж и указал девушке следовать за собой. Жилища асиман находились в большинстве своем под землей, во избежание палящего зноя и сохранности запасов крови. Створки лифта сошлись и кабина стала опускаться вниз. Сколько они спускались фэри не знала, даже не прикидывала. Зато отметила, что здесь и впрямь не так жарко, к тому же была отличная вентиляция.
Поблагодарив помощника, или это был ученик самого Ганнибала, фэри направилась по указанному коридору. На том, чтобы она осталась на пару-тройку дней настоял сам асиман, ведь никому из них не было точно известно, когда судьба сведет их вновь.
Когда мужчина открыл дверь  пригласил её войти фэри мягко улыбнулась, проходя внутрь. Здесь всё было очень...в его стиле. Беделия пару раз бывала на квартире асимана и видела её реконстракцию, с поправкой на время и некоторую ограниченность ресурсов. Казалось, что всех этих годов даже не проходило.
- Я привезла с собой бутылочку черного вина, как ты просил, - с винами и виноградниками в Пустоши было мягко говоря накладно. Капризные сорта не терпели жизни под землей и гидропоники, а в Авалоне чего только не росло и каких только напитков не изобреталось, - оно отлично дополнит ужин. Полагаю, как и всегда, будешь поражать кулинарными экспериментами?

[SGN]I can feel you pull me down

http://ipic.su/img/img7/fs/bedeliyagif.1537620429.gif

http://ipic.su/img/img7/fs/purmidaun.1537620479.gif

[/SGN]

Отредактировано Паула Фэриартос (22-09-2018 23:43:08)

+1

3

[NIC]Ганнибал Асиман[/NIC]
[STA]Кулинар от Дьявола[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/mO1rc.jpg[/AVA]
[SGN]Стокгольмский синдром — пассивная психологическая реакция на нового хозяина, важнейший инструмент выживания. Либо приспособишься к тому, кто тебя поймал, либо тебя съедят[/SGN]

Превыше новых знаний Ганнибал ценил только одно - искусство.
Хотя нет, это лицемерие. Не превыше, конечно. Не существует ничего, превыше клана, знаний, силы. Но искусство... Да, искусство стоило того, чтобы занять достойное место в мире, подчиненном клану Знающих. Поэтому Ганнибал, пожалуй, единственный из своего клана - благоволил клану Фэриартос. Конечно же не до такой степени, чтобы поставить фей наравне, но выше - гораздо выше, чем заслуживали остальные.
Любовь к искусству наложила на Ганнибала определенный отпечаток: он всегда был безукоризненно вежлив, элегантен и доброжелательно спокоен. Во многом, этому способствовали регулярные занятия рисованием и скульптурой, в процессе которых Ганнибал восстанавливал душевное равновесие и изливал накопленные эмоции вовне.
Кроме того, еще кое-что отличало его от остальных - любовь к уединению. Его раздражали неинтеллигентные собратья с нелепым, грубым юмором. Ганнибал совершенно не выносил грубиянов. Поэтому большую часть времени он проводил в своем личном убежище: ставил эксперименты, изучал разнообразные химические связи, творил. В убежище у него была личная галерея его произведений, самое тайное и скрытое место, в которое не допускался никто. Единственный раз, когда один из помощников забрел туда, стал и последним. По убежищу быстро разнеслась новость о судьбе несчастного, и галерею стали обходить далеко стороной.
Когда с ним связалась Беделия - это стало неожиданным, но крайне приятным сюрпризом. Ганнибал регулярно вспоминал с ностальгической ноткой те времена, когда они сидели у камина с бокалами крови: из колонок лилась негромкая классика, тек неспешный разговор о картинах, литературе, - обо всем, что было интересно и приятно обоим. Прекрасная светловолосая фэри, изысканная, обладающая острым умом, и разделяющая его увлечения, - вечера, проведенные с ней, по сию пору оставались во дворце памяти Ганнибала на самых важных местах. К сожалению, вечеров этих было преступно мало даже во времена жизни в Столице. А со времен Катаклизма их пути вообще разошлись в разные стороны.
И теперь все это могло вернуться. Вкусы и увлечения Ганнибала несколько изменились с тех пор, но он был уверен - стоит подать все под правильным соусом, и Беделия поймет его любовь к искусству. Настоящему искусству. А может быть не только поймет, но и разделит?
Ганнибалу катастрофично не хватало настоящего собеседника. Он пытался воспитать в помощниках любовь к искусству, но это оказалось совершенно безнадежным делом. Они просто... не понимали. Поначалу это бесило и раздражало. Потом начало утомлять. И в конце концов он прекратил попытки найти себе собеседника и партнера среди своих.
Но Беделия...
Ганнибал представил себе идеальную вечность: рядом с привлекательной бессмертной женщиной, разделяющей его вкусы. Ночи, проведенные у камина в разговорах. Они экспериментировали бы вместе, он научил бы ее всему, что она захотела бы узнать. Они творили бы вместе, и их совместные произведения затмили бы все, созданное ранее.
Ганнибал улыбался, готовясь к приезду давнишней подруги. Он приготовил ужин - который поразил бы Беделию до глубины души, если бы у Киндрэт была душа. Он продумал следующие действия до подробностей - все должно быть идеально. Изящно. Роскошно.

Ганнибал не признался бы в этом даже самому себе, но у него на мгновение замерло сердце, когда раздался деликатный стук в дверь. Он встал с кресла, в котором провел в ожидании последние минут 15 - он не был способен даже читать, поэтому рисовал ручкой в блокноте, - подошел к двери и распахнул ее.
Красота Беделии, как и всегда в прошлом, на одно мгновение ослепила - очарование Фэриартос лишь усилилось с годами, как становится слаще вкус выдержанного вина.
-Дорогая Беделия, - он тонко улыбнулся, отчего его темные глаза сощурились, потеплели, распахнул дверь шире, приглашая войти. - Прошу.
Изысканный классический интерьер в сдержанных темных тонах, все аккуратно, ничего лишнего, но очень уютно.
-Я привезла с собой бутылочку черного вина, как ты просил, оно отлично дополнит ужин. Полагаю, как и всегда, будешь поражать кулинарными экспериментами? - Ганнибал, улыбаясь, принял у нее бутылку, осмотрел на просвет, изучил этикетку. Идеально, как и ожидалось.
-Несомненно, - улыбаясь, он повел ее в столовую, где уже был накрыт стол на двоих. - Ты наверняка голодна с дороги, а я горю нетерпением продемонстрировать тебе некоторые новинки в кулинарии.
Помимо рисования и скульптуры Ганнибал обожал готовить. Кулинария совмещала в себе сразу две обожаемые им области - искусство и химию. Киндрэт не воспринимали человеческую пищу, а Ганнибал даже после всех пройденных испытаний помнил потрясающий вкус некоторых блюд - посему всю свою бессмертную жизнь он пытался сотворить нечто такое, что воспроизведет вкус тех самых блюд. И за последнюю тысячу лет он добился поразительных успехов.
На длинном столе темного дерева стояли свечи, цветы и две накрытые тарелки - одна во главе стола, другая рядом. Обе накрыты крышками.
Усадив Беделию за стол, он с видом фокусника снял крышку с тарелки фэри.
Восхитительный аромат поднялся вверх - на тарелке лежал внешне самый настоящий стейк, несколько маленьких помидоров, листья салата - и соусы в ванночках.
-Давно ли ты ощущала вкус настоящего прожаренного мяса со специями, моя дорогая Беделия? - он разлил вино по бокалам, уселся за стол, снял крышку со своей тарелки - там было то же, что и у фэри.

https://www.gastronom.ru/binfiles/images/00000294/00091799.jpg

Отредактировано Евгений Тхорнисх (22-09-2018 23:19:36)

+1

4

[NIC]Беделия Фэриартос[/NIC]
[STA]Сообщник[/STA]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/bedeliyaava.1537620356.jpg[/AVA]
Он совершенно не изменился. Внешне. Тот же взгляд темных глаз, мягкий, теплый, согревающий. Кардинально отличающийся от своих сородичей, что смотрели на представительниц её клана с темным вожделением, даже не представляя себе, что с фэри можно о многом разговаривать, неплохо проводить вечер в компании или на прогулке по ночному парку где-то в Царицыно.
Взгляд фэри мягко скользил по интерьеру. Ганнибал оставался верен себе. Еще одна деталь, оставшаяся неизменной. Вместе с хозяином фэри прошла в столовую, где был накрыт стол.
- Ты наверняка голодна с дороги, а я горю нетерпением продемонстрировать тебе некоторые новинки в кулинарии.
- Я знала, к кому лечу и не стала перебивать аппетит по дороге. Так что ты прав. Голодна, - признание сродни чему-то интимному, если не сокровенному. Фэри не отрицала, что сознательно дала себе проголодаться, хотя и превосходно держалась. Голод мог сводить с ума и делать даже из милых представителей фэриартос безумных и алчущих крови фурий. Блондинка намеренно не утоляла жажду полностью, лишь глуша её до той стадии, когда она не затуманивала разум и не мешала ясно мыслить. То, что от этого мог немного меркнуть блеск очарования было не страшно. Ганнибал не первый год знал её, это был далеко не первый ужин. Хотя и казался сейчас чем-то новым.
Настоящий светский ужин старых друзей, которые были так далеки в политике, но роднились в любви к искусству. Поблагодарим мужчину за помощь блондинка заняла место за столом. С некоторым предвкушением осмотрела на крышку своей тарелки. Воображение рисовало бокал горячей крови в какой-нибудь миске с высокими стенками, вокруг зелень и рисунок из темного соуса для красоты подачи. Увы, с рационом киндрэт сложно позволить себе многие кулинарные изыски. Так она думала. И ошиблась с предположением.
Асиман сам взялся поднять крышку. Дивный аромат пощекотал ноздри. Блондинка мягко прищурилась, сглотнув слюну. Аппетит взыграл мгновенно, подбивая как можно скорее осушить посуду с едой.
Девушка не скрывала своего потрясения, смотря в тарелку. Перед ней лежало самое настоящее мясо. Не ароматизированная кровь, а именно прожаренный стейк, который теперь безумно хотелось надрезать ножом, чтобы убедиться, что он и впрямь реален.
-Давно ли ты ощущала вкус настоящего прожаренного мяса со специями, моя дорогая Беделия?
Женщина подняла взгляд на собеседника. Удивление, обскураженность, восторг и ощущение того, что сидящий на соседнем месте мужчина - просто настоящий волшебник читалось в широко распахнувшихся глазах.
- Давно.. - прозвучало коротко, тихо. Она еще не отошла от этого открытия, да и осознание того, что она даже не может точно сказать как давно не ела чего-то кроме крови из пакетов.
Это было одним из лишений их рода. Столь же невероятно, как выйти на солнце и не сгореть. Они так давно жили в страхе перед земным светилом, а за сотню лет уже привыкли к тому, что можно спокойно гулять по улице днем.
"Неужели теперь и еда станет доступна?" - мелькнула воодушевленная мысль о том, как много это откроет для всех.
Беделия накрыла колени салфеткой, подвинула ближе бокал вина.
- Похоже, ты добился огромного успеха в своих исследованиях и применении результатов, - выбрав среди соусов зеленоватый с ярким запахом трав, провела ложкой по выбранному участку аппетитного мяса. Вернув ложку на место, взглянула на хозяина, подняла бокал подарочного вина:
- За твой успех. Я была уверена, что рано или поздно ты добьешься своей цели, - соприкоснувшиеся бокалы отозвались тихим звоном. После совсем небольшого глотка блондинка взялась за приборы. Отрезала тот самый кусочек, приправленный соусом и отправила в рот.
Асиман не солгал. Это было настоящее мясо. Волокнистая структура, внутренний сок, поджаренная корочка, впитавшая в себя специи. И соус, добавляющий остроты всему этому великолепию.
Глаза прикрылись сами собой, пока она смаковала этот глубокий и такой забытый вкус. Когда еда не течет в горло, а её приходится жевать, распробовать, ощущать на языке и с каждым движением челюстей вкус раскрывается все ярче.
- Волшебно, - проглотив кусочек мяса, выдохнула блондинка, открывая глаза и переводя дух, - думаю, всего золотого запаса вьесчи будет мало, чтобы выкупить у тебя рецептуру этого чуда. Расскажи, как ты провел эти годы. Не обязательно уходить в детали. Мир так изменился с нашей последней встречи, а ты все такой же, - теплая улыбка придавала и без того приятной атмосфере встречи уюта. И все же отчего-то фэри казалось, что что-то все же изменилось в нём, но она пока что еще не поняла что именно.
Невозможно же оставаться таким как был, когда мир перевернулся с ног на голову, верно? Как-то все пережитое должно было сказать и на нём самом. И дело было даже не в прекрасном ужине наивкуснейшим из всего, что Беделии приходилось пробовать за последние полторы тысячи лет. 
[SGN]I can feel you pull me down

http://ipic.su/img/img7/fs/bedeliyagif.1537620429.gif

http://ipic.su/img/img7/fs/purmidaun.1537620479.gif

[/SGN]

+1

5

[NIC]Ганнибал Асиман[/NIC]
[STA]Кулинар от Дьявола[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/mO1rc.jpg[/AVA]
[SGN]Стокгольмский синдром — пассивная психологическая реакция на нового хозяина, важнейший инструмент выживания. Либо приспособишься к тому, кто тебя поймал, либо тебя съедят[/SGN]

О да. Ганнибал бесконечно мог наблюдать за этим почти детским удивлением и восторгом на ее чарующем лице. Искренним, чистым. Пожалуй, только фэри могли быть способны на такое яркое восхищение чужим талантом. И даже не все фэри, пожалуй.
-Похоже, ты добился огромного успеха в своих исследованиях и применении результатов, - он улыбнулся в ответ. Если бы ты знала, как прост и гениален оказался рецепт этого чуда... стала бы ты его есть? Продолжая улыбаться, он кивнул с благодарностью и приподнял бокал в ответ на тост, стекло мелодично соприкоснулось со стеклом, и Ганнибал сделал глоток вина. И вправду - идеально.
Он наблюдал, как она пробует - с потаенным нетерпением, предвкушая ее эмоции, представляя, как выглядит ее лицо в наслаждении вкусом. И не был разочарован. Беделия была идеальна. Ганнибал представлял ее восторг от его творений - конечно, гораздо... гораздо позже. Сначала он предвкушал ужас. Чистая и светлая фэри вряд ли способна понять сразу всю безупречную красоту его искусства. Но уж он постарается донести до нее... открыть ей глаза на его мир. Даже если придется эти глаза... заменить. Конечно, не хотелось бы - глаза у нее были удивительными. Проницательными, умными, яркими. Совсем непохожими на замутненные и туповатые глаза помощников - Ганнибал внутренне вздохнул от несправедливости жизни.
Он вслед за ней отрезал кусочек мяса, положил в рот. Да, получилось замечательно. И это - из обычной овцы. Интересно, что может получиться, если использовать мясо другого рода?
Ганнибал бросил короткий задумчивый взгляд на Беделию, прожевывая мясо и запивая его вином.
Пожалуй... это можно будет выяснить. Конечно, опять таки - гораздо позже.
Сейчас он собирался по-полной насладиться ее обществом, ее красотой и ее обаянием.
Тем временем фэри вернулась к разговору, немного переведя дух от удивления и наслаждения давно забытым вкусом, и Ганнибал оторвался от собственных мыслей.
-Я даже скажу, моя дорогая, что всего золотого запаса всех кланов не хватит, чтобы ее выкупить, - он тонко улыбнулся, и его темные глаза заискрились весельем и удовольствием. - Конечно, работы еще невпроворот. Овощи хоть и приобрели вкус, но далеко не настолько насыщенный, как того требуется, - он вздохнул, покатав по тарелке помидор. - А годы... годы текут удивительно быстро, когда занят делом. Помимо этого открытия я сделал несколько других... и с удовольствием продемонстрирую их тебе позже, - сначала, дорогая Беделия, тебя к ним нужно подготовить. - Я-то может и не особо изменился, но ты? Выглядишь еще прекраснее, чем раньше - некогда я думал, что это просто невозможно. Как прошли твои годы? Не успела охладеть к рисованию за прошедшие столетия?
Он отрезал еще кусочек мяса, положил в рот, поглядывая на собеседницу. Раздумывая. Как будет лучше? Подвести ее мягко и неспешно, или... окунуть с прорубь с головой? Сработать может и то, и другое. В первом случае она даже не поймет, как полностью примет его мировоззрение. Во втором - шок может оказаться настолько силен, что сдвинет ее восприятие мира в нужную ему сторону.

+1

6

[NIC]Беделия Фэриартос[/NIC]
[STA]Сообщник[/STA]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/bedeliyaava.1537620356.jpg[/AVA]
-Я даже скажу, моя дорогая, что всего золотого запаса всех кланов не хватит, чтобы ее выкупить, - тонкая улыбка мужчина могла наводить на самые разные мысли. В основном на те же, что посещали представителей других кланов. Знающие были горды, даже горделивы. Самолюбие - далеко не самое плохое чувство, свойственное всем и каждому. Очень близкое творцам. Художники, поэты, скульпторы, писатели - не такие как все, выделяющиеся из общей массы и не считающие зазорным, заявлять миру о том, что они не такие.
Блондинка улыбнулась мужчине, прищуриваясь:
- У меня в тарелке целое состояние? Не будь ты радушным хозяином, я бы уже побеспокоилась о том, как буду расплачиваться за него, - в голосе женщины мелькнуло что-то лукавое, дразнящее, но не провоцирующее и ни к чему не обязывающее. Скорее дружеский безобидный флирт, - увы, всего золотого запаса всех кланов в моем распоряжении нет. Но если я могу предложить что-то, на твой взгляд равноценное - только скажи.
Новый глоток почти насыщенно чёрного вина. Нож, под нажимом женских пальцев вгрызается в сочное мясо. Улыбаясь одними глазами женщина пронаблюдала за катанием помидора по тарелке. Несознательно подобным жестом асиман напомнил ей кота, решившего поиграть с едой. Или выразить свое возмущение тем, что эта самая еда не отвечает его эстетическим и иным вкусам.
- Всему своё время. Его у тебя достаточно много, чтобы добиться желаемых целей, - приободрила она Знающего, подкрепляя свое поощрение продолжением дивной трапезы. Заодно попробовала лист салата и помидор. Прожевав, чуть задумалась, распробовав и кивнула мужчине, сообщая, что вкус овощей не так уж и плох, так что зря он занижает собственные достижения.
- Помимо этого открытия я сделал несколько других... и с удовольствием продемонстрирую их тебе позже.
"Других? Воистину ужин полный сюрпризов. Что же ты еще смог сотворить, Ганнибал?" - она не спрашивала ничего вслух. Эта фэри в принципе никогда не была излишне многословной, предпочитая передавать свои мысли и чувства через искусство. Через свои картины, не растрачиваясь на сотрясание воздуха.
Возможно, это было одной из черт, что асиман в ней ценил. Беделия умела поддержать беседу, располагать к себе, а также с ней было комфортно просто молча посидеть у огня или пройтись по ночным улицам. То, что асиман её заинтриговал выдавал взгляд. Глубокий, направленный на него, в котором читались предвкушение, интерес, любопытство. Фэри не торопила, готова была ждать столько, сколько потребуется. Не боялась задержаться в гостях, спешить было некуда.
- Никто не думал, на всех нас катастрофа повлияла по-разному. Демократичные даханавар сошли с ума и полностью уничтожены, садисты-тхорнисхи селекционируют и защищают людей, а мы стали всецело оправдывать репутацию сказочных жителей, а территория клана превратилась в один сплошной музей искусств посреди земель вечного праздника и небывалых красот, - от прежнего рельефа Северной Америки, а также климата и вообще всего почти ничего не осталось. Лишь очертания материка, похожего на лоскутное одеяло и привлекающего этим всё больше кровных братьев.
Если кратко - в учебе и перестройке под новый мировой порядок. Не то чтобы охладела..просто теперь мне приходится не рисовать всё самой, а лишь подправлять то, что находится в процессе. Все хотят хорошо жить, успешно работать, находить свои половинки и быть уверены в завтрашнем дне. И я обеспечиваю им эту уверенность. Рисовать самостоятельно и для себя доводится всё реже и реже. Однако, мне кажется, после твоего замечательного ужина я начну целую серию натюрмортов и этюдов, посвященных твоей кулинарии.
Опустевший бокал снова наполнился. Тарелка её опустела, ровно как и тарелка хозяина и чудесного повара.
- В чём же секрет, скажешь? Тайный ингредиент, особый эликсир? - продавать кому-то эти сведения она бы не стала ни в коем случае. Да и вряд ли в мире существовал кто-то, кроме самого Ганнибала и разве что еще пары асиман, кто смог бы провернуть подобное. Особая аура таинственности, какой-то страшной и такой сокровенной тайны, тщательно скрывающейся за улыбкой мужчины привлекала её, как огонь бабочку или мотылька. Знает, что погибнет и обожжется, но всё равно летит.
[SGN]I can feel you pull me down

http://ipic.su/img/img7/fs/bedeliyagif.1537620429.gif

http://ipic.su/img/img7/fs/purmidaun.1537620479.gif

[/SGN]

+1

7

[NIC]Ганнибал Асиман[/NIC]
[STA]Кулинар от Дьявола[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/mO1rc.jpg[/AVA]
[SGN]Стокгольмский синдром — пассивная психологическая реакция на нового хозяина, важнейший инструмент выживания. Либо приспособишься к тому, кто тебя поймал, либо тебя съедят[/SGN]

-...Но если я могу предложить что-то, на твой взгляд равноценное - только скажи, - Ганнибал усмехнулся, его глаза сверкнули лукаво, и одновременно - будто какая-то темная жаркая тень скользнула в их глубине. Впрочем, быть может, это была всего лишь игра неверного света свеч.
-Я уверен, мы что-нибудь придумаем, - ответил он с улыбкой перед продолжением рассказа.
Лицо Ганнибала было не особенно эмоциональным - ровное, спокойное выражение, даже когда внутри асимана горела ярость. Но глаза - глаза его были непередаваемо выразительны. Одним коротким взглядом он мог сообщить больше, чем словом. Вот и сейчас, лишь тепло глянув на фэри, он выразил благодарность за поддержку, прежде, чем продолжить говорить.
А перехватив ее глубоко заинтригованный взгляд, Ганнибал лишь слегка улыбнулся. Всему свое время, Беделия. Всему свое время. Первым делом он хотел узнать, как дела у нее. Оценить, изменилось ли что-то в фэри за прошедшие столетия.
Выслушав Беделию, Ганнибал задумчиво потер подбородок, рассматривая ее - во взгляде было понимание и сочувствие.
-Это звучит печально, моя дорогая, - сказал он, аккуратно положив на опустевшую тарелку вилку и нож. - Когда желание творить забивается рутиной... пожалуй, я бы даже назвал это преступлением, - он вновь наполнил ее бокал. - И я думаю, нам с тобой непременно нужно порисовать вместе. Хоть бы и натюрморты, - и он тепло и располагающе улыбнулся.
Интересно, как бы Беделия смотрелась в красном? - мелькнула мысль. Перед глазами возник образ стоящей фэри, полностью укрытой багряным шелком. Белая пустота сверху и со всех сторон. Ткань струится до самого пола, переходя в кровавое бесконечное озеро, простирающееся до самого горизонта. И алая корона на белокурых локонах, рубины с которой истекают кровавыми ручейками по волосам.
Великолепно, - он несколько мгновений любовался этой картиной, прежде чем повесить ее в главном зале в своем Дворце Памяти.
-В чём же секрет, скажешь? Тайный ингредиент, особый эликсир? - и Ганнибал вернулся в реальность, опомнившись. Усмехнулся, помолчал.
-И ингредиент... и эликсир. Все вместе, - он улыбался, покачивая вино в бокале. - К сожалению, меня постигла неудача в попытке заставить тело Киндрэт воспринимать обычную пищу... - он вздохнул, посмотрев в огонь камина. - Так что я поменял идею и принялся работать с кровью.
Он лукаво посмотрел на Беделию.
-Наверное, звучит просто и логично, но все оказалось несколько сложнее. Впрочем! - он прервал сам себя, поставил бокал на стол и поднялся. - Не буду утомлять тебя, моя дорогая, скучными научными объяснениями. Но, быть может, тебе будет интересна экскурсия по лаборатории?

+1

8

[NIC]Беделия Фэриартос[/NIC]
[STA]Сообщник[/STA]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/bedeliyaava.1537620356.jpg[/AVA]
-Это звучит печально, моя дорогая, - сказал он, аккуратно положив на опустевшую тарелку вилку и нож. - Когда желание творить забивается рутиной... пожалуй, я бы даже назвал это преступлением.
- Не могу точно назвать это рутиной, - закончив с собственным блюдом, женщина по примеру собеседника сложила приборы и промокнула салфеткой губы, - это по своему увлекательно и интересно. Смотреть, что готовит человеку будущее и вносить небольшие штрихи в полотно его судьбы. Порой что только не доводиться видеть и от чего уберегать. С творчеством сейчас всё несколько.. - она взяла бокал, сделала глоток и мягко покачала им, - не так просто. Авалон настолько местами переполнен чудесами, что они начинают немного утомлять. Хочется чего-то более..неброского, не переполненного чужими мыслями и замыслами. Возможно, мне просто следовало сменить обстановку, немного развеяться.
- И я думаю, нам с тобой непременно нужно порисовать вместе. Хоть бы и натюрморты.
- Прекрасная идея. Твоя компания, несомненно, благотворно скажется на успехе процесса. Всё так же пробуешь рисовать по памяти или с натуры? - поблагодарив за обновление бокала блондинка внимательно и с интересом посмотрела на Ганнибала. Конечно, если асиман удариться в какие-то дебри она вряд ли поймет всю суть до конца, хотя обычно мужчина, если речь заходила о его разработках старался максимально упростить и донести смысл до фэри.
Да, заставить организм киндрэт воспринимать продукты невыполнимая задача. Только кровь и что-то на её основе, разбавленное в ней и только в таком виде.  Женщина понимающе кивнула, подтверждая его слова. В самом деле, с чем-то другим работать в приципе не вышло бы.
- Не буду утомлять тебя, моя дорогая, скучными научными объяснениями. Но, быть может, тебе будет интересна экскурсия по лаборатории?
У него вышло её удивить, практически как и всегда. Приглашение в лабораторию, по сути святая святых ученого, тем более кого-то не связанного с наукой. К тому же еще и женщину. В какой-то степени у асиман были какие-то несколько сексистские замашки, особенно учитывая нежелание принимать женщин в клан, обосновывая это тем, что они не подходят для научной деятельности были вопиющим вздором. Это порождало множество мифов, часть из которых сводилась к тому, что в старые времена какая-то женщина, ставшая Знающей, изрядно насолила Магистру и теперь это распространялось на всех. Еще один миф говорил о том, что это была старая вражда между Даханавар и Асиман, в то время как в одном клане успехов добивались исключительно женщины, мало жалуя мужчин, а знающие решили наоборот.
Фэри никогда не поднимала этого вопроса, предпочитая не влезать в политику. В конце концов у всех глав и у всех кланов свои тараканы. Возможно все было достаточно прозаично и женщины просто не выдерживали обряда посвящения и сгорали заживо.
- Лаборатории? Интригующе. Довольно интересно посмотреть, чем ученые мужи занимаются, - отставив бокал она отодвинула свой стул и встала из-за стола. Улыбнулась, заинтересованно и не скрывая своего интереса и легкого волнения. Подумать только - пойти в лабораторию, куда скорее всего никто кроме Ганнибала и его ученика не заходил.
"А ведь часто ходили разговоры, что асиман ставят опыты на людях. Но сейчас скорее всего это уже не так. Проблема солнца решена и в этом нет больше нужды"

[SGN]I can feel you pull me down

http://ipic.su/img/img7/fs/bedeliyagif.1537620429.gif

http://ipic.su/img/img7/fs/purmidaun.1537620479.gif

[/SGN]

+1

9

[NIC]Ганнибал Асиман[/NIC]
[STA]Кулинар от Дьявола[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/mO1rc.jpg[/AVA]
[SGN]Стокгольмский синдром — пассивная психологическая реакция на нового хозяина, важнейший инструмент выживания. Либо приспособишься к тому, кто тебя поймал, либо тебя съедят[/SGN]

Ганнибал тоже поднялся из-за стола, непринужденно предложил локоть Беделии и повел фэри прочь из трапезной - но не в ту дверь, в которую они вошли ранее. Это была неприметная дверь почти в самом углу помещения, скрытая за тяжелой драпировкой. Резная поверхность дерева, драгоценного в асиманской пустоши, изображала витрувианского человека.
-Добро пожаловать в мир науки, - усмехнулся Ганнибал, сверкая весельем в глазах, и открыл дверь.
Коридор за дверью кардинально отличался от трапезной - изящное барокко сменилось строгим минимализмом. Пол мягко и неярко светился изнутри матовым белым светом, снизу подсвечивая светлые металлические стены. В потолке в легком полумраке через равные промежутки виднелись квадратные лампы, сейчас выключенные.
Ганнибал выпустил руку Беделии, позволяя ей пройти вперед, потом прошел вслед за ней, плотно прикрыв за собой дверь.
-Здесь моя личная лаборатория, - сказал он будто само собой разумеющееся. - Небольшая, но есть все, что необходимо для моих исследований.
Он вновь подхватил Беделию под руку и повел ее по коридору. Провел мимо нескольких стеклянных дверей, глядящих в коридор темными провалами - помещения внутри были погружены во мрак.
-Здесь операционная, - Ганнибал указывал на двери, мимо которых они проходили. - Комната-холодильник, в ней хранятся образцы, требующие температуры ниже нуля. Склад для препаратов, требующих повышенной температуры. Лаборатория по синтезу крови...
Они неторопливо продвигались дальше. На уровне глаз можно было заметить картины за стеклами, слегка утопленные в стены. В легком сумраке коридора можно было разглядеть изображения - там были не только простые и понятные Беделии мотивы: какие-то натюрморты, архитектура, портреты; но были также и какие-то странные, абстрактные, ни на что непохожие вещи, при беглом взгляде в полумраке внушающие беспокойство и легкую тревогу.
-Картины посмотрим по пути обратно, а пока прошу сюда, - улыбнувшись, он остановился возле одной из дверей, которая открылась по мановению его руки. Внутри тут же зажегся свет. Перед Беделией предстало прямоугольное светлое помещение, выполненное в той же стилистике, что и коридор. Светлые металлические стены и потолок. Подсвеченный пол и лампы в потолке, в этом помещении включенные - они горели ярким белым светом, освещая все закоулки.
-Это химическая лаборатория, - Ганнибал завел фэри внутрь. - Здесь я провожу большую часть своего времени.
В стены повсюду были встроены застекленные полки, заставленные многочисленными пробирками и колбами. Некоторые были пустые, но во многих содержались некие препараты - самых разнообразных цветов.
-Вспоминается строчка из одного древнего произведения, - с улыбкой сказал Ганнибал. - Детского, но были в нем и прелюбопытные моменты. Как там было? - он помолчал, находя во дворце памяти нужную фразу, - "Я научу вас, как разлить по бутылкам известность, как заваривать славу и даже как закупорить смерть". Мне кажется, автор этого произведения что-то знала о наших опытах, - и он негромко рассмеялся.
Помимо полок в лаборатории было два стола: один был заставлен пробирками, составляющими сложную конструкцию. Второй стол был совершенно чист, не считая тяжелой толстой тетради и чернильницы с пером.

+1

10

Зацепившись за любезно предоставленный локоть, фэри дала себя увести. Немного удивилась, когда они не покинули трапезную, а пошли прямо к драпировкой. Мысль о потайной скрытой двери подтвердилась. Похоже, свои лаборатории Знающие берегли не менее ревностно, чем некоторые дамы свою опочивальню. Впрочем, для учёного, настоящего ученого нет ничего важнее. Почти как и для творца, оберегающего свою мастерскую от посягательств посторонних. Далеко не каждого можно пропустить так далеко - для этого должны быть особые причины. Желание впустить кого-то в свои святая святых, показать личное и сокровенное. Свои работы, то во что ты вкладываешь свою душу.
-Добро пожаловать в мир науки,  - усмехнулся асиман и открыл дверь. Здесь всё было совершенно другим. Фэри улыбулась и прошла вперед, осматриваясь. В самом деле, это было очень в стиле Ганнибала. Или это очень тесно соседствовало с её собственным видением и восприятием данного кровного.
У неё почти всегда складывалось ощущение, что Ганнибал ведет что-то на подобии двойной жизни. И барокко, искусство, вежливость и прочее - это всё что он хотел показать снаружи. Но было и то, что досталось ему непосредственно от клана. Эта тонкая, пытливая, беспощадная жажда познания, анализа, понимания, раскрытия и обнажения секретов мироздания.
Та часть души, которая и пугает и притягивает, заставляет восхищаться гением и знаниями, которые добывались кропотливым трудом множества лет корпения над книгами, экспериментами. Это было поразительно далеко и почти интимно близко с творением. Возможно, в каждом асимане было что-то от фэри, а в фэри что-то от асиман. Или это черта свойственная всем киндрэт и данная еще Основателем? Жажда самореализации, познания, поглощения. Просто у всех она работает по-своему.
Ганнибал снова подхватил её под локоть и стал рассказывать что за какой дверью притаилось. Темные окна ничего не показывали, а вот утопленные в стенах рисунки вызывали что-то сродни умилению.
-Картины посмотрим по пути обратно, а пока прошу сюда, - асиман открыл дверь и Беделия шагнула внутрь. Комната очень по стилю напоминала коридоры. Множество цветастых пробирок наводили на самые разные мысли, а сам Знающий тем временем пояснял.
-Это химическая лаборатория. Здесь я провожу большую часть своего времени.
Фэри даже не то чтобы удивилась. Просто как-то Ганнибал представлялся в обществе веществ и реактивов почти столь же легко и реалистично как мольбертом и красками.
"Я научу вас, как разлить по бутылкам известность, как заваривать славу и даже как закупорить смерть". Мне кажется, автор этого произведения что-то знала о наших опытах.
Людям свойственно мечтать о известности, славе и избежании смерти. Не удивительно, что человечество всегда пыталось найти ответ на этот вопрос. Это, в какой-то степени, стало отправной точкой наук. Борьба со смертью, получение желаемого, самосовершенствование, самореализация. Вот ты сам, Ганнибал, чего бы хотел достичь? Изобрести что-то, дающее абсолютное бессмертие? Или раскрывающее внутреннюю суть тебя самого? Или..быть может, что-то, что способно помочь вернуть ощущение вкуса к жизни? Начать можно с продуктов, как тебе это удалось, но дальше..что потом? Или Знающих не интересуют никакие стороны жизни, не связанные с наукой? Ты же не просто учёный - ты очень хороший художник. Ты видишь..понимаешь..чувствуешь намного больше и шире, чем твои коллеги. Даже твои рисунки в коридоре - сочетание несочетаемого. Строгость и минимализм светила науки и карандашный набросок помнящего и скучающего художника. Тоска по далекому прошлому, нашедшая свою реализацию в штрихах на пергаменте, скрытого под стеклами в нишах абсолютно чистого и белоснежнего коридора. Почти как в музее, только наблюдателей и тех, кто сможет оценить их по достоинству сюда не пускают, - фэри несколько задумчиво осмотрелась, после чего перевела внимательный взгляд на гостеприимного хозяина, - почему, Ганнибал? Неужели за всё время не нашлось никого, кто смог бы..разделить с тобой..понять.
Она не могла точно сказать и передать словами то, о чём шла речь. Это сложно объяснить, только почувствовать. Сочетание жесткой требовательной науки и тонкого восприятия мира. Минимализм лаборатории и барокко во всем доме. Воспитанность и галантность, какой не может быть у человека, не рассматривающего людей и других кровных как что-то подлежащее изучению. И тем не менее, она была уверена, что он понял. Почувствовал. Знал уже довольно давно. Иначе бы не...позвал её на ужин спустя столько лет.

[NIC]Беделия Фэриартос[/NIC]
[STA]Сообщник[/STA]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/bedeliyaava.1537620356.jpg[/AVA]
[SGN]I can feel you pull me down

http://ipic.su/img/img7/fs/bedeliyagif.1537620429.gif

http://ipic.su/img/img7/fs/purmidaun.1537620479.gif

[/SGN]

+1

11

[nick]Ганнибал Асиман[/nick][status]Кулинар от Дьявола[/status][icon]http://s8.uploads.ru/mO1rc.jpg[/icon][sign]Стокгольмский синдром — пассивная психологическая реакция на нового хозяина, важнейший инструмент выживания. Либо приспособишься к тому, кто тебя поймал, либо тебя съедят[/sign]

Беделия заговорила, как будто немного растерянная, желающая понять. И взгляд ее, дивный, лучезарный... чувствующий взгляд прекрасной фэриартос затрагивал какие-то потаенные струнки в самом сердце спокойного, почти безэмоционального асимана. Взгляд... и ее слова, произнесенные как будто нечто сокровенное, глубокое. Хотя почему - будто. Все, что говорила Беделия, каждое слово угодило прямо в цель. Она на самом деле понимала его. Понимала все его мотивы и все его стремления. И она должна была... должна была понять и то новое, что приобрел Ганнибал за продолжительное время их расставания.
-Моя дорогая Беделия, - бархатно и мягко произнес он, подходя ближе к этой красивой женщине, глядя в ее большие, оленьи глаза. - Насколько же хорошо ты знаешь и понимаешь меня, - он поймал ее ладони своими, слегка сжал, поглаживая кожу подушечками больших пальцев, запечатлел на хрупких женских пальцах мягкий поцелуй и отошел, задумчиво осматривая полки. Потом заговорил, одновременно пытаясь разобраться с тем, что бы он хотел показать Беделии сначала.
-Меня всегда интересовали тайны жизни и смерти, моя дорогая. Физиология, бессмертие, удивительное строение организмов. Тело - самый совершенный и одновременно самый хрупкий инструмент. Прекрасный инструмент, Беделия, - Ганнибал остановился у почти пустого стола, задумчиво откинул обложку тетради, рассматривая рисунок внутри - сердце, изображенное в графике, чернилами, во всех подробностях. - Почему мы живем, Беделия? Почему мыслим? Почему испытываем эмоции? - он посмотрел на женщину, но не ждал ответа, продолжая. - Только ли все дело в химических соединениях, в работе нашего мозга? Все эти вопросы занимают меня постоянно. И на протяжении всей моей жизни ответы на них - моя главная цель. Конечно, не считая других, побочных... например, вернуть вкус продуктам, - он улыбнулся, и его темные глаза согрелись внутренним пламенем. Затем он продолжил. - Но, знаешь, ты права и в том, что я - художник. Я люблю прекрасные вещи. Искусство - то, что заставляет мое старое сердце стучать быстрее. И в работе тела, во всех его органах и соединениях я тоже вижу красоту, моя дорогая Беделия.
Неожиданно он будто бы решился, быстро сошел с места, подхватил фэри под локоть и живо повел ее прочь из этой комнаты, дальше, по коридору. Остановился у двери, которая кардинально отличалась от других в этом стерильно-лабораторном стиле, она была каменная, покрытая рунами и усилена множеством заклинаний.
-Я веду тебя в свою святая святых, моя драгоценная Беделия, - сказал он негромко, и его темные глаза почти пылали. - Ты спросила - неужели не нашлось никого, кто смог бы понять меня? Вот сейчас и узнаем. Ведь если меня не поймешь и ты... не поймет никто.
Он выпустил локоть фэри и принялся делать быстрые пассы над дверью, отключая защитные заклинания, способные испепелить нарушителя на месте за мгновение. Руны полыхнули огнем, и дверь медленно отъехала в сторону, скрывшись в толще стен. В лицо им ударил густой и насыщенный запах крови.
Внутри был мрак, и прежде, чем Ганнибал завел Беделию внутрь, он добавил.
-Я не жду мгновенного понимания, моя дорогая. Но буду счастлив, если ты потом поразмыслишь обо всем, что увидишь.
И я надеюсь, что мы найдем общий язык, - подумал он, мановением пальцев зажигая внутри помещения пламя. - Мне не хотелось бы сковывать тебя, запирать и заставлять принять мою точку зрения.
Пламя зажглось вдоль стен и постаментов, озарив огромное помещение. Колеблющиеся языки пламени будто оживляли экспонаты, стоящие по всему помещению, оформленному в излюбленном Ганнибалом стиле барокко. Тени от экспонатов метались по стенам, одновременно немного пугая и гипнотизируя.
Изначально было сложно понять, что из себя представляют скульптуры и развешанные по стенам картины. И лишь подойдя поближе, можно было сказать, что все это - тела. Раскрытые, подобно цветкам. Или представляющие собой странные, сюрреалистичные композиции. Украшенные цветами. И красками. И украшениями. Прекрасное на ужасающем. Изящество и уродство, слепленные, переплетенные воедино.
А потом Беделия могла бы заметить, что пол в помещении стеклянный, и под ним по ложбинкам в каменной поверхности течет настоящая кровь, составляя некую картину, которую сложно было осознать с этого ракурса.
Ганнибал остался неподалеку от двери, перекрывая путь отхода и внимательно-внимательно наблюдая за выражением лица и движениями тела Беделии, готовый поймать и оглушить ее в любой момент.

0

12

[nick]Беделия Фэриартос[/nick][status]Сообщник[/status][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/bedeliyaava.1537620356.jpg[/icon][sign]I can feel you pull me down

http://ipic.su/img/img7/fs/bedeliyagif.1537620429.gif

http://ipic.su/img/img7/fs/purmidaun.1537620479.gif

[/sign]

Моя дорогая Беделия, насколько же хорошо ты знаешь и понимаешь меня, - дю Морье улыбнулась, не сопротивляясь этому нежному и приятному жесту. Обычно фэри мало кому позволяла приближаться к себе так близко и нарушать своё личное пространство. Но Ганнибал не вызывал у неё желания вырвать руки и указать на нарушение личных границ. Он был другом, кем-то очень близким, кого она хотела и, кажется, даже понимала. Определенную сторону его души. Ту, что тянулась к прекрасному и умела его создавать, повторять и сохранять. Женщина выпустила его руки, ощутив мягкие касания губ.
Ганнибал увлеченно рассказывал, а она слушала едва не раскрыв рот. То, что асиман в первую очередь занимают подобные вещи, как и многих великих ученых не было новинкой. Человеку всегда свойственно желать узнать новое о себе, своём виде. Тело и человек так хрупок, но это венец творения природы. Такой сложный организм, не похожий ни на какой другой. Сколько бы не выдвигали теорий и замечаний о схожести то с приматами, то с некоторыми млекопитающими. Редко фэри задумывалась о чем-то столь сложном именно с точки зрения науки. Хотя временами Беделия размышляла о том, кто же в самом деле всё создал. Может, тем самым богом, что создавал мироздание, был Основатель? С его могуществом, возможно, ему бы подобное удалось.
Но, знаешь, ты права и в том, что я — художник. Я люблю прекрасные вещи. Искусство — то, что заставляет мое старое сердце стучать быстрее. И в работе тела, во всех его органах и соединениях я тоже вижу красоту, моя дорогая Беделия.
Искусство по мнению и видению фэриартос было везде. Это природа подражала ему, а не наоборот. По сути, искусство было чем-то первостепенным, оно существовало отдельно, как та самая ноосфера или некое поле, подключаясь к которому люди получают образы чего-то, что потом могут воплотить с помощью своих рук. Возможно, тот, кто создал мир и людей и киндрэт - сам подключился и понял, заодно обладал нужным могуществом. Разве обилие живых организмов, самой разной организации не результат творения множества умов? Разве может в один и тот же ум приходить что-то столь разнонаправленное? И как он справляется с таким потоком идей?
Даже кулинарию на высшем уровне называли искусством. А что это из себя? Превращение одного в другое. Использование одного для получения нового. Из продуктов получаются блюда, из красок - картины, из звуков - мелодии.
Она торопливо следовала за асиманом, не понимания,что он задумал. Эта порывистость, этот огонь - похоже, в нём зажглась какая-то идея или что-то ещё, чего она раньше не замечала. Или это было так давно, что и не помнила?
Фэри отпустили возле странной двери, которая разительно отличалась от всего остального. Будто кричала "не лезь - убьет" и от этого ощущения по спине пробегали мурашки. Где-то в глубине души что-то панически сжалось, чувствуя что-то недоброе.
"Это же Ганнибал. Он не причинит мне никакого вреда" - уверял доверчивый разум, пока инстинкты фэри, проснувшиеся после стольких лет спокойствия просто кричали "это же асиман!! куда же ты лезешь!"
Я веду тебя в свою святая святых, моя драгоценная Беделия. Ты спросила — неужели не нашлось никого, кто смог бы понять меня? Вот сейчас и узнаем. Ведь если меня не поймешь и ты... не поймет никто.
Когда ты говоришь подобным тоном, мне становится немного жутко, - она улыбнулась, пробуя отшутиться. Закрытая дверь с рунами, странные разговоры, такая замкнутость и внезапное желание посвятить её. Дю Морье и раньше была несколько флегматичной дамой, чаще всего не выдавала реакции. Вот и сейчас, фэри с застывшей улыбкой следила за тем, как открывается дверь. В ноздри ударил запах крови. Большого количества, в нём можно было буквально купаться.
Я не жду мгновенного понимания, моя дорогая. Но буду счастлив, если ты потом поразмыслишь обо всем, что увидишь.
Ганнибал щелкнул пальцами и в глубине мрака стал вспыхивать свет. Раз, два, три.
Он открыл перед ней закрытую для других дверь, зажег свет. Ждал, что она поразмыслит. Пути назад теперь не было - только вперед. Женщина глянула на асимана, развернулась и шагнула внутрь, пересекая порог. Стеклянный пол отзывался на шаги женских каблуков режущим слух стуком, хотя она старалась идти негромко.
Внутри оказался своеобразный миниатюрный музей. Статуи и картины. Издали они производили должный эффект - показывались чем-то сюрреалистичным и непостижимым, а вблизи оказывались профессионально и с фантазией расчлененными и составленными телами. Фэри невольно сглотнула подступивший к горлу комок, останавливаясь у одного из экспонатов. Бросила короткий взгляд в сторону двери. Ганнибал охранял выход, что было и понятно и досадно. Увы, у Дю Морье не было тех талантов, что у некоторых из её клана - она не могла по желанию быстро перемещаться с помощью цвета и звука. Единственный выход - за спиной асимана, но он теперь вряд ли выпустит её отсюда. Живой.
Блондинка не кричала, не падала в обморок и не билась в истерическом припадке. Лишь распахнула один-единственный раз глаза, понимая, что материал из которого всё это сделано - более чем натуральный.
"Не думай о том, из чего это сделано" - переубеждала она себя, подолгу стоя почти у каждой статуи или картины. Ждала, пока привыкнет, сможет абстрагироваться и представить, что это не тело, а просто манекен, глина, гипс, да что угодно из привычных творцу материалов. Просто Ганнибал был ученым и делал всё с хирургической точностью.
Педантичность хирурга и анатома, сочетаемая с видением художника. Приправленная асиманским отношением ко всему, как к материалу для исследования.
Она прошла мимо очередной статуи, опустила взгляд. Заметила кровь под стеклянными плитами и попыталась найти нужный ракурс, что рассмотреть получающийся рисунок. Получилось.
Твои творения имели бы большой успех в определенных кругах, - резюмировала женщина, остановившись у одного из стендов и посмотрела на асимана, — это..люди?
Она постаралась задавать вопрос непринужденно, словно спрашивала, акварель ли это или гипс. Голос немного дрогнул, но фэри надеялась, что асиман этого не заметил. Ещё не хватало, чтобы он понял, что его гостья немного испугана и обеспокоена тем, не станет ли она пополнением этого зала.

+1

13

[nick]Ганнибал Асиман[/nick][status]Кулинар от Дьявола[/status][icon]http://s8.uploads.ru/mO1rc.jpg[/icon][sign]Стокгольмский синдром — пассивная психологическая реакция на нового хозяина, важнейший инструмент выживания. Либо приспособишься к тому, кто тебя поймал, либо тебя съедят[/sign]

Ганнибал был далеко не глуп, а за века жизни научился великолепно разбираться в психологии как людей, так и киндрэт из разных кланов. Он прекрасно понимал, что Беделия, как истинная фэри, будет в ужасе от увиденного. Она несомненно не сразу поймет и примет тот вид искусства, который избрал Ганнибал. Это искусство было слишком за гранью, слишком жестокое, слишком открытое. Скульптуры, наполнявшие помещение, должны были казаться Беделии отвратительными, страшными, бесчеловечными. Наверняка ей было сложно понять одну простую вещь, которую давно понял Ганнибал - нет никакой разницы в том, что является материалом для создания произведения. Главное - суть, смысл, идея, что несет в себе каждое творение. И если для передачи этой идеи требуется живое существо... что ж. Ганнибал не собирался использовать заменители, когда можно использовать идеально подходящий для задачи материал - прекрасный в своей раскрытости и откровенности, пластичный и гибкий, чистый в своей идеальной структуре. Ганнибал не лгал, когда рассказывал о своем восхищении строением тел живых существ - столь хрупким строением и, одновременно, способным перенести невероятное количество ударов и остаться таким же совершенным.
Ганнибал неторопливо подошел к замершей у одного из стендов Беделии. Она выглядела спокойной и заинтересованной, но он видел в ее прекрасных глазах хорошо скрытый страх и вопрос, мучивший ее.
-Весьма лестно слышать, моя дорогая, - ответил Ганнибал с непринужденной улыбкой и мягко подхватил женщину под локоток. - Но не думаю, что такие вещи стоит выставлять на всеобщее обозрение. В основном здесь люди, да. Пожалуй, я должен тебя успокоить тем, что из жизни они уходили во сне, без боли и мучений. Я не люблю бессмысленную жестокость.
Естественно, он не стал произносить прямо, что помимо людей здесь есть и кровные. На данном этапе эта информация казалась ему лишней. Он не собирался доводить и без того напуганную фэри до паники, после которой она перестанет соображать. Пока не собирался.
Мягко удерживая ее за локоть, он повел ее вдоль скульптур к скрытой в глубине лестнице, ведущей на верхний ярус. Он выглядел обманчиво расслабленным и благодарным ей за комплимент, но теперь Беделия наверняка ощущала в нем ту жестокость хищника, что была присуща всем асиманам.
-Думаю, ты поняла, что желоба под полом составляют портрет. Хочу показать его тебе с лучшего ракурса, - он все так же мягко направил ее к лестнице наверх. Там, вдоль стен, шла небольшая галерея. По стенам были развешаны разнообразные картины, написанные кровью. Некоторые выглядели совершенно безобидными: пейзажи, архитектурные сооружения древности, портреты. Были также зарисовки скульптур, стоявших внизу. А еще - картины, изображавшие разнообразные пытки, войну, смерть, ад. Ганнибал был способен увидеть красоту во всем. Была ли способна на это Беделия - вот вопрос.
Он подвел ее к ограждению. Сверху было прекрасно видно, что за портрет внизу. Это была она - Беделия. Резкие четкие росчерки желобов внутри камня составляли ее точный, пусть и немного стилизованный портрет.
-Я много вспоминал наши с тобой беседы в прошлом, моя дорогая Беделия, - мягко сказал Ганнибал, наконец отпуская ее локоть. - Ты единственная, чей разум и восприятие искусства казались мне похожими на мои.
Ему было очень любопытно - побежит она все-таки или нет. Из его личных апартаментов ей было не выйти, а прятаться внутри она могла хоть вечность. Ганнибал не собирался ее торопить. Спешить им было некуда.

+1


Вы здесь » Киндрэт. Ночная столица » Кровная эра. Альтернатива 2.0 » 3303 год House of a 1000 Corpses


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC